Понедельник, 24 Сентября 2018
 
Архив новостей
2018
Сентябрь 
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24
25
26
27
28
29
30
Реклама от Яндекс
Счётчики
Яндекс.Метрика
  • "Простые вопросы": Наталья Салимова
    15.08.2018 19:19 216
    Тема: о банке стволовых клеток и о том, как предупредить рак

    – Амурская область является лидером по числу заключенных договоров с гемобанком. Пуповинная кровь, а именно ее стволовые клетки однажды могут спасти человеку жизнь. Как так происходит? Насколько дорого обходится это хранение? Мы сегодня поговорим с Натальей Викторовной Салимовой – региональным представителем банка стволовых клеток.

    – Здравствуйте.

    – Здравствуйте.

    – Собственно говоря, вопрос прозвучал: как происходит забор этих клеток, в какой период?

    – В момент рождения ребенка после перерезания пуповины, когда уже нет контакта ни с малышом, ни с мамой, соответственно, это 100% безопасно для них обоих, происходит забор пуповинной крови из плаценты.

    – Это в родзале происходит?

    – Это происходит в родзале. Это делается в первые две минуты после рождения ребенка. Чем быстрее и профессиональнее доктор делает забор, чем больше будет крови, тем больше стволовых клеток удастся выделить.

    – Решение принимается, наверное, заранее.

    –Да, на консультации ко мне мамы и папы приходят недель в тридцать беременности. Я рекомендую заключать договор где-то в 34, 35, 36 недель на случай преждевременных родов, чтобы они были готовы. Потому что на руки клиенты получают специальный набор, который они в родзале передают доктору, осуществляющему забор крови.

    – Кому вы рекомендуете делать такую процедуру?

    – Однозначно тем, у кого в семейном анамнезе есть онкологические заболевания. Допустим, мамы, папы, бабушки болели. Во всем мире рекомендуется сохранять семьям сложного этнического происхождения. То есть, редких этнических групп. Потому что им потом очень сложно найти доноров, если вдруг в жизни возникает такая ситуация. И просто сознательным родителям, которые хотят купить «колесо безопасности» для своего ребенка на всю жизнь. Данные стволовые клетки на 100% подходят самому ребенку на протяжении всей его жизни. На 25% – его родным братьям и сестрам. Для сравнения, если искать постороннего донора, то вероятность его совпадения всего 1%. И на это уходят годы, и это очень дорого стоит. И маме с папой менее, чем 25, но, все же, больше, чем чужой донор. И искать не надо, потому что клетки лежать в банке в течение всей жизни. Пока, естественно, оплачивается их хранение.

    – Про оплату. С чем сопоставимы расходы на забор этих клеток и хранение последующее?

    – Я сравниваю стоимость забора и выделение клеток со стоимостью сотового телефона такого класса, как iPhone. А здесь мы покупаем стволовые клетки, которые на протяжении всей жизни хранятся и могут пригодиться в такой критический момент, когда нужно спасти жизнь человека.

    – Что это за случаи? Это онкология?

    – В первую очередь, это онкогематологические заболевания. Мы их еще называем «гемопоэтические» стволовые клетки. То есть, клетки, которые отвечают за продукцию клеток крови. Соответственно, это однозначно стопроцентное попадание при лечении заболеваний крови, то есть, лейкозов. Это тяжелые анемии, в том числе наследственные. И это иммунные заболевания. И более 85 заболеваний в мире на сегодняшний день лечатся с помощью стволовых клеток. Есть такое широкое направление – регенеративная медицина. Когда эти клетки также помогают. Это когда из стволовых клеток выращивают другие органы. Например, в Японии уже вырастили сетчатку, выращивают клетки печени. Лечение при инфарктах миокарда. Лечение ДЦП – уже есть успешный опыт применения.

    – Есть узкая целевая группа, или вообще всем рекомендуется? Даже не знаю, есть ли такие семьи, где не было онкологии.

    – Да, когда анкеты заполняют – есть такие семьи. Это просто люди сознательно относятся. Я бы не сказала, что это самые богатые люди нашего города приходят. За три года, пока мы являемся представителями в Благовещенске, совершенно разные семьи приходили.

    – Механизм выращивания стволовых клеток. Как это происходит? В один момент, допустим, случилась болезнь. Что происходит?

    – Размораживаются стволовые клетки. Они хранятся в банке при очень низкой температуре.

    – Банк где находится?

    – В Москве. В Институте онкологии имени Блохина. Клетки хранятся при температуре минус 196 градусов. И если случается ситуация, то клетки размораживаются. Трансплантация стволовых клеток равно трансплантация костного мозга. Это одинаково. А производится это просто с помощью внутривенного введения. Такой простой способ.

    – И потом из этих клеток вырастают нужные? Как это?

    – Они замещают больные.

    – Недавно я встретила в интернете издание life.ru, там есть карта регионов по числу обнаружений рака в поздней стадии. Слава Богу, наша Амурская область не попала в плохой список. В общем, мы середнячки. Но статистика неумолима. Рака становится больше, причины разные. И много говорят об онкомаркерах. Это для кого возможна такая диагностика? Как она происходит?

    – Да, это стало очень модным исследованием. Люди часто приходят в лаборатории или на прием к врачу и просят «можно я сдам кровь на различные онкомаркеры?» чтобы выявить у себя наличие какого-либо заболевания. И часто даже врачи направляют пациентов. Это, к сожалению, не является методом диагностики наличия онкологического заболевания. Потому что это не скрининговое исследование. Онкомаркеры можно определить у человека, у которого уже выявили онкологическое заболевание, и просмотр онкомаркера для врача является маркером прогрессирования заболевания. Допустим, поставили вторую степень, человек получает лечение, и ему периодически проверяют онкомаркеры. И если начинает расти, то это говорит о том, что заболевание, к сожалению, прогрессирует, метастазы появились и так далее. Это основное назначение. Также онкомаркеры целесообразно сдавать такой целевой аудитории, как люди, предрасположенные к раку, которые имеют фоновые заболевания. Допустим, все больные хроническим гепатитом B, С, циррозом печени однозначны угрожаемы по развитию рака печени. И им тоже целесообразно. Тем людям, у которых при какой-то диагностике инструментальной были обнаружены признаки заболевания (кисты, еще что-то), только в этом случае.

    – То есть, это уже говорит о наличии заболевания?

    –Да. Более того, я вам скажу, что даже при имеющемся раке онкомаркеры часто бывают отрицательные. Допустим, при раке молочной железы 1-2 степени онкомаркер всегда будет отрицательный.

    – То есть, такой вспомогательный метод.

    – Однозначно. В первую очередь, это гистологическое исследование. Это инструментальные методы исследования. Онкомаркер идет уже как вспомогательный механизм для диагностики. Но он неоспоримо очень нужен для мониторинга течения заболевания, уже выставленного диагноза. Когда уже известно, что есть рак у человека. На каждые 500 случаев анализа на онкомаркеры только два являются положительными, а 498 – ложноположительными. Если у человека цифры повышенные, то требуется однозначно дополнительные методы исследования. Пока его будут обследовать, представляете, сколько нервов у человека? Сколько он будет переживать, думая, что у него есть рак. Начинать с этого метода исследования ни в коем случае не нужно.

    – Это целый комплекс диагностический, врач потом составляет картину. Как берут эти исследования? Что берут, кровь?

    – Мы говорим о сывороточном. Это обычная кровь из вены. Для каждого органа специфичен свой онкомаркер. Сдать на все сразу – нет смысла. Это опять же, к вопросу, если первично какой-то диагноз заподозрил доктор, он назначает целенаправленно онкомаркер, специфичный для данного органа: для молочной железы, для толстого кишечника, для легкого и так далее.

    – Если в семье есть наследственная предрасположенность к онкозаболеваниям, нужно ли регулярно сдавать эти онкомаркеры?

    – Я бы не советовала. Потому что вы можете опоздать. Я бы советовала заниматься УЗИ-диагностикой. А уже потом, как вспомогательный метод. Что-то выявили на УЗИ. Естественно, только после консультации с онкологом или с узким специалистом есть смысл сдавать. А надеяться только на онкомаркер нельзя. Потому что можно опоздать, можно просмотреть 1-2 степень. Да, может быть, на третьей он и станет положительный, но будет поздно начать эффективное лечение.

    – Сейчас как никогда актуальна фраза «Проживет долго тот, кто заботится о себе». Что вы посоветуете как представитель клиники медицинской?

    – Я бы советовала всегда помнить, что береженого Бог бережет. Нужно заниматься профилактической медициной.

    – Что нужно делать?

    – Я бы рекомендовала обязательно сдавать развернутый анализ крови: это клинический анализ, биохимический анализ, отражающий функцию различных органов. УЗИ органов и систем проводить. Женщинам – молочная железа, малый таз. Мужчинам – то же самое. Обязательно флюорографию или рентген легких делать раз в год обязательно.

    – Даже если ничего не беспокоит?

    – Обязательно. Лучше заранее предупредить. Потому что сейчас почти все формы рака на ранних стадиях очень хорошо лечатся. Если на первой степени поймали, то человек, вполне вероятно, выздоровеет и будет жить еще много счастливых лет.

    –Ну что же, сейчас очень активно идет информация о диспансеризации. Вся эта процедура абсолютно бесплатна. Если уж что потом, то у нас в городе есть, наверное, весь спектр исследований первичного звена.

    – Я думаю, что да. У нас есть широкие возможности, которые позволяют не ехать в Москву. Во многих учреждениях города предлагают широчайший спектр исследований.

    – И самые сложные анализы едут тоже в Москву делать.

    – Да.

    – Спасибо. Вы сегодня разъяснили очень важные вопросы, которые, наверное, были у наших зрителей многих. Наталья Викторовна Салимова сегодня была в студии. Региональный представитель банка стволовых клеток. Мы говорили о гемобанке, как стволовые клетки могут спасти жизнь в будущем. И о том, как предостеречься от самого опасного заболевания – онкологии. Спасибо.

    – Спасибо.

    Источник новости: http://www.amur.info/simple/2018/08/15/9102

Популярная новость

подробней »

Скрипт выполнялся 1.3997 сек.